Специальный корреспондент "Звязды" Глеб ЛОБОДЕНКО узнал в Лейпциге, как начиналась мирная революция 1989 года в ГДР и что там делал в то время Владимир Путин.

Наши западные соседи, поляки, любят повторять: "Начиналось все в Гданьске". Имея в виду, что именно с гданьских верфей и протестов во главе с легендарным Лехом Валенсой начиналась независимость Польши от коммунистов в 1989 году.

У немцев такую роль выполнил Ляйпциг (который россияне ошибочно называют Лейпцигом). Город, где почти 30 лет работал Иоганн Себастьян Бах, где Вагнер учил Ницше музыке, а Ницше Вагнера – философии. Город, где в 1409 году был основан знаменитый университет, в котором успели поучиться Гете и Лейбниц, Лессинг и Либкнехт, Ницше и Радищев, а также Ангела Меркель.

И именно Ляйпцигу в 1989 году было суждено стать ядром разрушения коммунистического режима в ГДР. Стать местом, где воля горожан в результате привела к объединению Германии.

Об этом я думаю, двигаясь со скоростью 160 км/ч из Берлина в Ляйпциг. Такое путешествие стало возможным в рамках журналистского тренинга "То4ка-Treff", организованного Институтом Гете в Минске и Москве.

"Мы ожидали всего, но только не людей со свечками..."

Ляйпциг по количеству населения – как наш Гомель. По площади – немного больше Минска.

От вокзала я шагаю прямиком к церкви Святого Николая, основанной аж в 1165 году, многократно перестроенной с того времени. Здесь нашу группу встречает госпожа Ирмтраут Холитцер, непосредственная участница событий 1989 года.

– Все началось с ежедневных молитв о мире, проходивших по понедельникам в 17 часов, – говорит фрау Холитцер. – Люди, понимавшие бесперспективность пути ГДР, имели лишь единственную возможность встретиться и поговорить в храме. Иных помещений власти им не предоставляли. Наш храм вмещает 2000 человек, и постепенно этого места перестало хватать...

Собрания продолжались на свежем воздухе. Об этом напоминает интересный памятник – абсолютная копия одной из колонн храма на площади перед ним: как свидетельство того, что пространство и атмосфера храма простиралась на городские площади. Количество людей росло: 2 тысячи, 5 тысяч, 10 тысяч... Примечательно, что на молитвенные встречи начали приходить не только протестанты, но и люди других конфессий, представители общественных движений, молодежь. Секретная полиция "Штази" не спала в шапку. На молитвы стали приходить агенты в гражданском, порой их количество составляло половину присутствующих. Священники вычисляли их безошибочно – по сосредоточенной фигуре, неприветливому взгляду – однако не поднимали шуму. Это неплохо, говорили священники, что эти люди слушают вместе с нами Нагорную проповедь . Где они его еще услышат?..

– Осенью 1989-года напряжение начало нарастать, – продолжает госпожа Холитцер. – На встречи по понедельникам стали приезжать люди со всей ГДР, полиция перекрывала дороги на Ляйпциг, выслеживала людей на прилегающих улицах, во дворах стояли автозаки. После молитв начинались аресты, людей запугивали увольнениями, физической расправой. Черным днем стало 7 октября, когда отмечалось 40-летие ГДР. Этот день мы теперь называем днем всенародного траура. Десять часов подряд люди в форме избивали мирных граждан, вывозили их в грузовиках за город. Сотни людей заперли в конюшнях Марклееберга. В прогосударственной газете появилась статья, что "следует покончить с "контрреволюцией", если нужно будет, даже с оружием о руках"...

Так и случилось 9 октября, в исторический понедельник. После молитвы в храме люди вышли на площадь, где их ожидали еще десятки тысяч единомышленников. Все держали в руках свечки. А чтобы держать свечи на улице, одной руки мало – второй нужно закрывать, защищать огонь. И при этом уже не возьмешь палку или камень, чтобы бороться с полицией и войсками. Полиция остолбенела, не знала, что делать. Потому, что ждала сопротивления, драки. Люди двигались от храма в город, на площадь. На снимках того дня хорошо видно, как сверху выглядит 150 тысяч человек – это тьма народа, которую уже не остановишь полицией и даже войсками без большой крови. И власти ГДР, наверно, не отважились пролить много крови. Мирные демонстранты заняли здание "Штази". Сотрудники секретной полиции как раз в этот момент лихорадочно уничтожали документы – донесения, рапорты, постановления. Конец ГДР был положен.

– Мы всегда подчеркиваем, что это мирная революция, – говорит госпожа Холитцер. – К этому нас все время призывали священники: не отвечать на агрессию, на провокации... Результат: 150 тысяч людей на улицах – и ни одной разбитой витрины!

– Всего несколько недель продолжалось это движение без насилия, однако оно привело к прекращению диктатуры партии и объединению страны.

...Глава ЦК и правительства гер Зиндерман сказал перед своей смертью: "Мы все спланировали. Мы ко всему были подготовлены, но только не к свечам и молитвам"...

"Музыка Майкла Джексона плохо влияет..."

Музей "Штази" – контрастный душ после осмотров сегодняшней цивилизованной, европейской Германии. Сложно представить, что все это происходило здесь всего лишь 20 лет назад! Находится музей в бывшем здании "Штази" – том самом, который заняли мирные революционеры в 1989 году.

– Задачей "Штази" было всячески контролировать людей, – говорит госпожа Холитцер. – Им нужно было не допустить свободомыслия, смелых настроений в обществе, не допустить перемен. Официальная пропаганда работала исправно – нам рассказывали про "ужасы, которые творятся в Западной Германии", про "уродливый капитализм", про "новые проявления фашизма", про "загнивающую страну". А мы смотрели себе их телевидение – и видели совсем другое: людей с улыбками на лицах, красивые вещи и одежды, другую жизнь, перспективу...

В музее структурированы все приспособления, которые использовали "Штази". В одной из комнат – приспособления для чтения почты. Несколько специальных машин с паром – аккуратно распечатывать конверты. Фотомашина с лампами – фотографировать образцы почерка. И утюг – аккуратно заклеивать обратно. Вот она, немецкая педантичность! В других странах порой обходятся простым штемпелем "Получено в поврежденном виде"... Есть здесь и набор фальшивых штемпелей различных стран мира. С их помощью спецагенты имитировали письма в ГДР из разных стран – где люди "писали", что "страна на правильном пути". Также фальсифицировались письма из ФРГ – мол, живем очень плохо и хотим к вам.

Другая комната музея – приспособления для маскировки: грим, накладные усы и бороды, парики, гипсовые носы... Соседняя экспозиция – фотоаппараты шпиков, микрофоны, вшитые в куртки. Экспонируются здесь и сочинения гэдээровских детишек, в которых малыши (неужели сами?!) пишут о "загнивающем капитализме ФРГ", "плохом влиянии Запада" и "вреде от музыки Майкла Джексона"...

Отдельный зал посвящен подобию "Штази" и советского КГБ. Похожие эмблемы, похожая система поощрения.

– А знаете ли вы, кто был шефом КГБ в Саксонии в то время? – спрашивает госпожа Холитцер у присутствующих. – Мистер Путин! Когда он приезжал с визитом к нам, то вспоминал некоторые детали той работы...

В официальной биографии Владимира Путина, между прочим, значится, что он "в 1985 году откомандирован в ГДР, где работал директором Дома советско-германской дружбы в Дрездене. Курировал со стороны КГБ поведение советских студентов в ГДР. Находился там до конца 1989 – начала 1990". Как раз до времени, пока Советский Союз и советский КГБ полностью утратили влияние в ГДР. Кстати, в ГДР родилась младшая дочь Путина.

В заключение экспозиции нам демонстрируют большую машину для уничтожения документов. Символично, что сегодня немцы создали, по сути, такую же антимашину – которая при помощи компьютерной программы склеивает разрезанные куски в целые страницы документов. Документов, из которых немцы узнают, что доносили на них в "Штази" их друзья и коллеги.

"Стой! Мы стрелять будем!"

За прошедшие 20 лет немцы постарались максимально стереть с улиц бывшей ГДР напоминание о годах коммунистической власти. Все это они сузили до пределов музеев и ... выставок. Потому, что место героической истории – в памятниках и названиях улиц. Место ужасной истории – в музейных залах. Куда приводят детишек и показывают: так никогда больше не должно повториться.

Здесь, в Доме истории ГДР, музейщики стремятся максимально объективно показать особенности 40 лет жизни их земли. Только немного радостного найдет здесь посетитель: в глаза бросается убогость этой жизни, отсталость от цивилизованных стран того времени. Здесь я посмотрел на жизнь, которой жили простые советские люди того времени – в том числе и белорусы. И сто раз поблагодарил Бога, что на эту жизнь я смотрю в музее.

Особенно впечатляет видеоролик – документальные съемки, как люди через реку бегут из ГДР в ФРГ. Их догоняет катер пограничников, слышны крики: "Стой! Мы стрелять будем!" А с западного берега беглецам протягивают руки простые люди. Такие были правила: коснулся другого берега – все, не имеют права стрелять. Свобода – ты на территории ФРГ!

Другое видео показывает, как беглецы перелезают в Праге заграждение посольства ФРГ – тем самым спасают себя от преследования коммунистических властей ГДР...

Младенец и Бах

Закончился день, однако, на возвышенной ноте – посчастливилось посетить концерт органной музыки в Томаскирхе. Здесь с 1723 по 1750 служил кантором Иоганн Себастьян Бах (и параллельно – в упомянутом ранее храме Святого Николая). Здесь находится и его могила.

Я слушал орган, закрыв глаза, и думал о Бахе. Все же мир справедлив – в нем на столетия остается только настоящее. Настоящие люди и произведения, настоящие поступки и герои, настоящие чувства. Музыка Баха, как и его прах здесь, помнят за стенами храма и баталии наполеоновских войн, и солдатов Первой мировой, и фашистов, и коммунистов. Все плохое и временное сгинуло – хотя порой люди в отчаянии не верили в это. А музыка Баха – пик человеческого творчества, волшебное сочетание звуков – продолжает звучать в Томаскирхе.

Я открыл глаза от крика младенца. И улыбнулся. Этот ребенок не скоро узнает, что такое фашизм и прочие гадости. Но уже сейчас в его подсознании звучит настоящее – музыка Иоганна Себастьяна Баха.

Глеб ЛОБОДЕНКО, декабрь 2009 года. Газета "Звязда", www.zvyazda.mіnsk.by.

Далее: пошел работать переписчиком — нашел себе девушку.


Смотрите все статьи.


школьная мебель из РБ УП «СВ КЛАСС»
Беларусь, г. Бобруйск
тел./факс: (0225) 43-98-50 (для РБ)
(+375225) 43-51-68 (для других стран)
обратная связь | статьи

карта сайта

 
See this site in English , Turkish
©  УП «СВ КЛАСС» — белорусский производитель школьной мебели, 2002-2019.